История

История

Первое упоминание Трубино относится к писцовым книгам 1584-86 гг.: «Дер. Трубино, а в ней пашни паханые сер. земли 18 четв. да пер. 17 четв. в поле, а в дву потомуж, сена 20 коп.». Если расшифровать эту запись, то в Трубино было 1-2 дома, «середней» по качеству пашенной земли около 9 га, да столько же перелогу в поле, и под лугом 2 га. Трубино входило в обширное Гребневского имение Богдана Бельского. Князья Трубецкие и Голицыны, дворяне Бибиковы владели имением более двухсот лет.

Со второй половины XVIII века в Трубино начинается развитие ткацкого производства. Григорий Иванов (Касятов-Косятов, 1735-1800) из деревни Трубиной был первым из крестьян, купившим в 1769 году билет - разрешение на станы для домашнего производства шелковых тканей. К этой работе впоследствии присоединились многие из крестьян. Трубино стало настоящим промышленным селением и входило к 1796 г. в первую десятку селений губернии с наиболее развитой крестьянской промышленностью.

XIX век стал для Трубино веком фабрик. Первыми выкупились на волю крестьяне в 1798 – Леонтий Антонов с сыновьями (Пономаревы), в 1805 — Висковы, затем в 1852 — Бочаровы. С последними двумя фамилиями связано многое, что сохранилось и до сегодняшнего времени – здания шелкоткацких фабрик, фабричные дома, дома владельцев фабрик, церковь, сегодняшняя аптека.

Строитель храма Егор Филиппов Бочаров (1824-1852), крестьянин, в 1842 имел ш/т фабрику на 60 станов, с 73 раб, производство на 126 400 руб. тафты, саржи и др.

Земская школа в селе начала работать в 1875 г. В 1884 г. отмечено, что она посещается детьми из с. Трубино, д. Назимиха, с. Здехово, д. Борисовка и Мишнево — всего дворов около 300. «Здание одноэтажное, деревянное, крыто тесом. Располагается за деревней, в поле. Помещение теплое и светлое. Квартира учителя при школе… Содержание стоит в год до 472 р., в том числе крестьяне расходуют до 53 р. Попечитель — богородский купец Иван Филиппович Бочаров. Законоучитель — местный священник Иван Андрианович Успенский.

В 1899 году в Трубино 124 избы с 629 жителями с 421 десятиной земли (пашни — 121, покосов — 35, леса — 232 десятины). Основное занятие населения — работа на фабриках в селе и у себя дома (265 чел.). На стороне работало только 26 человек.

У потомков Бочаровых фабричное дело не заладилось, подошло банкротство. Спасти фабрику около 1910 г. взялись московские купцы Капцовы, построившие ранее в 1900 г. фабрику в д. Фрязино, и Морозовы. Но управляющим был оставлен Бочаров. В 1916 г. эта фабрика числится за Г.Н. Морозовым, и рабочих было 153 чел.

В довоенном 1912 году «Памятная книга Московской губернии» отмечала высокую предпринимательскую активность в селе.

В 1916 г., когда множество мужчин-ткачей были мобилизованы на фронт, мелкие фабрики, где работали мастера высокого класса, закрылись. В «Списке фабрик и заводов» в Трубино появляется еще одна ш/т фабрика Висковых (И. и П.) – на 110 работающих.

По переписи 1926 г. земли прибавилось, в селе — 777 жителей с 641 га земли (217 – пашни, 62 – луга, 72 — выгона и 220 га — леса).

В советское время после недолгого НЭПа полтора века предпринимательства окончились, сами «фабриканты» и их семьи были лишены избирательных прав («лишенцы») и разъехались. Фабрики Бочаровых-Висковых была несколько раз перепрофилирована, и в послевоенные десятилетия фабрика работала как трикотажная фабрика «Маяк», выполнявшая иногда важные «правительственные» задания, к примеру, делала форменные спортивные костюмы для олимпийской команды страны. В 1990-е годы ее профиль в корне был изменен. Здесь образован филиал чешской фабрики «Морава», выпускающий с 1997 г. пользующийся большим спросом у мебельщиков поролон.

Сегодня Трубино – городской поселок со многими двух- и трехэтажными многоквартирными домами, со своим клубом, многоэтажной средней школой. Здесь расположена администрация округа.

Под мраморной плитой у алтаря храма похоронили потом благодетеля, умершего молодым, 28 лет. Его брат Иван продолжил дело, в 1872 году он значился купцом 2й гильдии.

По разрешению Владыки Филарета к часовне была пристроена каменная трапезная, в которой определены два придела: на правой стороне — придел Николая Чудотворца, а на левой стороне – придел святого великомученика Георгия Победоносца, святого покровителя храмоздателя Егора (Георгия) Бочарова. Колокольня вначале была построена деревянная, а потом, в 1859 году, — каменная.

Иван Бочаров в течение 30 лет был постоянным старостой храма. Все настенные росписи, а церковь была богато расписана изнутри, три резных позолоченных иконостаса, паникадила, иконы и церковная утварь были выполнены на деньги И.Бочарова. Только в 1884 году к празднику Пасхи им было куплено в храм четыре паникадила золоченой бронзы, две решетки на амвоны и четыре подсвечника, а также фонари к наружной части храма — всего на общую сумму 3294 рубля серебром.

Как все русские церкви, здание строго ориентировано с запада на восток, от входа к алтарю. Колокольня и трапезная (западная постройка) выстроены в классическом стиле. Главный храм с алтарем представляет собой шестигранный объем, его стены завершены полукружиями (закомарами), повторяющими очертания свода. Над купольным барабаном возвышается круглая шея. Вместо главы сделан небольшой шпиль. Средняя зона, предназначенная для верующих, с трех сторон окружена портиками с фронтонами. К алтарю ведут широкие ступени. Апсида (алтарная пристройка) довольно высока. Церковь имеет три входа, западный вход оборудован киотами (иконными витринами). Здание выстроено из белого камня, выложенного тычковой кладкой. Преобладающий стиль постройки - ампир. Богатый декор, сопутствующий ему, можно проследить в фасаде, в интерьере он мало сохранился.

В Советское время власти предпринимают меры по закрытию церкви, начинаются гонения на священников, преследования верующих. Прихожане сопротивляются, но сила преодолевает, и церковь в 1939-40 гг. закрывают.

В 1996 году храм был передан церковной общине. Часть икон из храма была тщательно сохранена верующими прихожанами и возвращена, храм реставрируется, начаты богослужения.